Ночь в Адриатике

«Луна» скользила по ровной морской глади держа курс на заходящее солнце. Это была небольшая, тридцати восьми-футовая парусная яхта. Для ее команды   заканчивалась чудесная неделя отдыха на Адриатике в середине июня и предстоял завершающий переход из Лавицы, курортного местечка в Хорватии неподалеку от города Сплит, в Трогир – исходную и конечную точку недельного маршрута. И переход этот нельзя было перенести на следующий день, потому что утром яхта должна вернуться в Трогир, где ее ждут и где она примет на борт новую команду, а старая команда сойдет на берег и превратится просто в группу отдохнувших загорелых людей, пути которых вскоре разойдутся.

«Луна» отошла от причала в Лавице довольно поздно, когда было уже около восьми часов вечера, юго-западный бриз почти окончательно стих, море заштилело, солнце висело низко над морем подсвечивая перистые облака на северо – западе и до заката оставался один час. Наступило то самое ленивое время суток, когда уже не жарко, солнце приятно греет, уже никуда не хочется перемещаться, и пора подумать об ужине. Между тем мысли об ужине, да и сам ужин команде   «Луны» приходилось отложить еще на несколько часов, до прихода в Трогир. Дело в том что яхту от места назначения отделяло довольно приличное по морским меркам расстояние приблизительно в двадцать морских миль. С учетом мореходных возможностей парусной яхты, требуемое расстояние никак не получалось пройти засветло.

Оба паруса были убраны и яхта двигалась под мотором, в это время шкипер в рубке яхты занимался расчётом маршрута и одновременно слушал приемник, включенный на канале спасательной службы. Шкипер был немало озабочен предстоящим ночным плаванием, ведь это было его первое «взрослое» ночное плавание на яхте, как впрочем и для всех членов команды. Ему было из-за чего беспокоиться. Перистые облака, пришедшие с северо-запада, предвещали скорую смену погоды. Включенный приемник оказался солидарен с перистыми облаками. Немного пошуршав, он вдруг передал тревожное предупреждение «секурите, секурите, секурите…» — речь шла о значительном усилении ветра. К сожалению ценных подробностей шкиперу разобрать не удалось – слышно было плоховато в помехах, да и говорили неразборчиво, хотя и на нескольких языках. Не меньшее беспокойство чем портящаяся погода у шкипера вызывало решение непростой задачи правильного определения положения яхты в темноте по огням маяков и бакенов на подходе к Трогиру. Сложность была в том, что с моря Трогир не видно. Он спрятался за большим скалистым островом Чиово, образующим с материком закрытую бухту. Чтобы зайти в Трогир на яхте, к острову Чиово нужно подойти с юга и пройти затем курсом на север через небольшой пролив между западной оконечностью острова и материком. Пролив потом заворачивает на северо – восток и, образуя закрытую бухту, приводит в Трогир. Этот пролив шкиперу предстояло найти уже в темноте и провести через него яхту. Для этого он проложил маршрут на карте и вычислил координаты ключевой для всего маршрута точки смены курса примерно на девяносто градусов к северу для входа в пролив, ведущий в бухту Трогира. В качестве страховки, на случай если не удастся привести «Луну» в расчетную точку ориентируясь в темноте по огням обозначенных на карте маяков, шкипер рассчитывал использовать специальное навигационное оборудование, установленное в рубке яхты — картплоттер. На небольшом экране этого прибора можно было видеть положение яхты относительно береговой линии и близлежащих островов.

Между тем солнце село, наступили сумерки. Двигаясь по проложенному маршруту, «Луна» уже прошла четверть всего намеченного пути и находилась на траверзе города Сплит.

Находясь попеременно то на палубе у штурвала, то в рубке за штурманским столиком, шкипер следил за погодой и за отклонениями яхты от заданного курса, проверял расчеты маршрута, слушал приемник на канале спасательной службы. В это время с северо-запада, со стороны Сплита подул холодный усиливающийся ветер – началась обещанная прогнозом смена погоды. Этот ветер имеет собственное имя Бора, он бывает порожден холодным воздушным фронтом, задержанным горным хребтом вблизи побережья Адриатики. В зимнее время Бора может достигать ураганной силы, летом же он менее опасен, хотя тоже может доставить неприятности мореходам.

Миновав Сплит, «Луна» шла вдоль протяженного южного берега острова Чиово. Своими высокими скалистыми берегами этот остров затенял яхту от усиливающегося северо-западного ветра, создавая иллюзию спокойной погоды. В море они были не одиноки, в сгущающейся темноте шкипер видел силуэты и бортовые огни нескольких яхт, следовавших встречным курсом под мотором, и даже двух яхт, шедших под парусами.

Вскоре стемнело окончательно, скалистый берег не перестав существовать стал практически невидим, зато теперь были отчетливо видны прерывистые сигнальные огни маяков, а заодно шкиперу стало очевидно и несоответствие количества и положения маяков обозначенных на карте и тех которые он наблюдал. Это означало то, что определять положение яхты по маякам не получится и что для ориентации в темном пространстве придётся целиком и полностью довериться картплотеру.

Все хорошее когда-нибудь кончается. Длинный высокий южный берег острова Чиово, давший «Луне» временное укрытие от натиска Боры, закончился. Пройдя около восьми миль вдоль Чиово, яхта приблизилась к проливу — входу в бухту Трогира. Сам пролив будучи неразличимым в темноте для глаз, представляя собой абсолютно черное пространство без огней и маяков, был тем не менее вполне осязаем. Дующий через него сильный, восьми балльный северо-западный ветер и короткая частая волна начали сносить яхту в южном направлении. Чтобы скорректировать курс, шкиперу приходилось подходить близко к рулевому и кричать почти на ухо – иначе тот не слышал из-за шума ветра. Началась самая ответственная часть маршрута — пора было думать о смене курса яхты для входа в пролив. Ход был уменьшен до малого и вскоре яхта приблизилась к расчётной точке смены курса находившейся впереди по правому борту на расстоянии четверти мили.

Прямо по курсу в непосредственной близости яхты показался бакен с мигающим фонарем красного цвета. Шкипер скомандовал рулевому обходить бакен слева. Как только бакен остался за кормой, рулевой закричал: «Идем в скалу!». В слабом свете бортовых огней Шкипер увидел белую скалу прямо по курсу и очень близко от яхты, хотя точно определить расстояние было невозможно из-за темноты. Он тотчас же скомандовал отвернуть вправо и следить за глубиной. После чего «Луна» на малом ходу, в притирку обошла справа не обозначенный на карте очень маленький островок — скалу, избежав серьезной опасности столкновения с ней. При этом яхта прошла между скалой и только что пройденным бакеном, который очевидно и был поставлен для предупреждения об этой опасности и который на самом деле нужно было обходить с другой стороны для того чтобы избежать нежелательной встречи. Нет худа без добра — уворачиваясь от скалы, рулевой изменил курс яхты вправо примерно на девяносто градусов, что и требовалось сделать в соответствии с рассчитанным маршрутом для входа в пролив. Скала помогла изменить курс яхты в правильном направлении к северу. Теперь «Луна» шла нацеливаясь на вход в пролив навстречу очень сильному ветру, дующему из него и сопутствующей ветру мелкой злой волне.

Никаких визуальных ориентиров, ограничивающих проход в бухту Трогира видно не было – впереди и вокруг была полная темнота и не было ни неба, ни моря, ни земли. Только бортовой картплоттер, установленный в рубке яхты, исправно показывал на своем небольшом экране положение яхты относительно островов и материка. Очень кстати в памяти прибора сохранился старый трек — маршрут движения этой яхты с предыдущим экипажем как раз на входе в пролив и на подходе к Трогиру, он отображался белым пунктиром на экране и мог теперь служить путеводной нитью для ночных мореплавателей. Постоянно уточняя курс, шкипер старался вести яхту как можно ближе к сохраненному треку. Двигатель исправно урчал, толкая яхту вперед. Преодолевая сопротивление сильного восьми бального ветра и короткой частой волны, «Луна» медленно скользила в темноте пролива. В эту ненастную ночь яхта как бы оправдывала свое имя и была единственной Луной для своего экипажа, а ее прообраза и спутника Земли на небосклоне видно не было, и потому эта ночь казалась особенно темной.

Шкипер не смотрел на часы и не мог бы сказать как долго «Луна» шла по проливу. В исключительных обстоятельствах, восприятие времени людьми меняется, секунды тянутся долго, а минуты пролетают как мгновения. Через какое-то время путеводная нить старого трека на экране бортового навигатора стала плавно заворачивать вправо на северо-восток. Вскоре стали видны береговые огни в бухте, пролив был пройден.

Шкипер скорректировал курс на северо-восток. «Луна» теперь шла по закрытой бухте вдоль северного берега острова Чиово, подставляя ветру и волнам свой левый борт. Темнота ночи отступила, береговая линия и вода в бухте подсвечивались береговыми огнями.

Вскоре впереди из темноты выплыла яхтенная стоянка и стали видны мачты зашвартованных яхт. Несмотря на ночное время, «Луну» заметили с берега и подавали сигналы фонарем, показывая место для швартовки. Ночное путешествие «Луны» благополучно завершилось, а для ее команды стало возможным вспомнить об отложенном ужине.

Сергей Знаменский, 2011 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*